Ростислав Иванов (rost_visas) wrote,
Ростислав Иванов
rost_visas

ЦЫГАНОЧКА С ВЫХОДОМ

«В сон мне – желтые огни,
И хриплю во сне я:
– Повремени, повремени, –
Утро мудренее!
Но и утром все не так,
Нет того веселья:
Или куришь натощак,
Или пьешь с похмелья»…
«Моя цыганская»

/Владимир Высоцкий/

Квартальные отчёты сдали к полудню. Разыгравшиеся по утру страсти-мордасти мало помалу утихли. Руководство выпустило накопившийся за неделю пар, сотрудники с облегчением вздохнули и занялись привычными для пятницы делами. Женщины наводи-ли красоту и, стараясь не попадаться на глаза начальству, попарно бегали в недавно от-крывшийся неподалеку от проходной универсам. Мужчины, живо откликнувшись на кем-то невзначай брошенное:

– А не хлопнуть ли нам по рюмашке?! – нещадно смолили, многозначительно пе-ремигивались, а затем, неожиданно вспомнив о каких-то нерешенных вопросах, ныряли в кабинет к снабженцам. Спустя некоторое время, незаметно выдыхая в сторону, возвращались в курилку, вновь доставали сигареты и возобновляли прерванный якобы разговор о поступившей намедни партии бракованной калибровки. По управленческим коридорам блуждали сквозняки, повеселевшие клерки и неизвестно каким ветром занесенные в солидное учреждение вседозволенность и разгильдяйство. Пятиэтажный муравейник заводского управления возбуждённо гудел. Все, независимо от пола и возраста, обсуждали житейские проблемы, били баклуши и готовились к предстоящим выходным.

Толя Державин, рубаха-парень и завсегдатай всякого рода сомнительных меропри-ятий, от предложения пропустить по маленькой неожиданно отказался, и поправляя на ходу легкую весеннюю куртку, направился коротать обеденное время в скверик, распо-ложенный прямо под окнами конторы. После продолжительного и довольно жесткого разговора с «генералом», обедать ему расхотелось, а на смену доброму расположению духа, в душу закрались тоска и непередаваемая словами злоба: на не заладившуюся, в общем-то, жизнь, на шефа, и неумение отстаивать свои, более чем скромные интересы.
– Надо же, как бывает, – усевшись на скамейку и забросив ногу на ногу, думал он. Работаешь не покладая рук, ежедневно решая нескончаемые производственные вопросы: собачишься с поставщиками, выбиваешь оборудование, сбиваешь цены, а отдачи ноль без палочки – всё никак угодить не получается. Мало того, – можно подумать, что на мне свет клином сошелся, ещё и хозяйские делишки проворачивать приходится. Тьфу, не жизнь – каторга! Может плюнуть на все – и стариной тряхнуть? Гульнуть на полную ка-тушку, да так, чтоб душа развернулась? А, что? Рубчики, вот они, в кармане, заначка ещё с прошлой зарплаты нетронутой осталась. Да и настроение подходящее – непременно разрядки требует. А ежели вдруг деньжат не хватит – не велика беда, можно и у друзей перехватиться. Жена, конечно, дня два в молчанку играть будет, на совесть давить. Но и в себе всякую гадость держать тоже не стоит. Нервы, они ж не казенные, не из канатов витые. Вон, заводские кутилы, еще до двенадцати расслабляться начали, и ничего – хоть бы хны. Непонятно почему я отказался. Старею наверное, квалификацию теряю. А может Нинку, свою законную половину испугался? Ну, уж – нет! Меня пугать, все равно, что… А, ладно, не будем об этом. Я воробей стреляный, и не таких видал! Другое дело, что свя-зываться неохота. У нее ж что ни вечер – то скандал, или еще какая обида. Что трезвый придешь, что под мухой – без разницы. Ходит, дуется, слова доброго из нее не вытянешь. Не клеится что-то у нас жизнь семейная, на части разваливается. И черт его знает, кто ви-новат, и когда счастье свое проморгали. Живем, будто в долг взяли. А было б все по-людски, стал бы я на старости лет голову ломать, как на сторону сходить. Эх, жизнь-жестянка! Хоть бы у дочери нашей все по-доброму вышло. Да пока, смотрю, ладится у неё жизнь, и то – слава Богу. Учится хорошо, и красавица – любо-дорого посмотреть! Копия мать в юности. Такая же стройная, черноволосая и смуглявая: ни дать ни взять – цыганка. Парни соседские вьюном вьются, в глазки заглядывают. Но выбрала, кажись, лучшего, не из местной шпаны. Не прохиндея дворового, а из интеллигентной семьи. По всему видно – неплохой парнишка к ней в гости наведывается, башковитый.

Толя глубоко вздохнул и, отгоняя дурные мысли начал из стороны в сторону вер-теть отяжелевшей от забот головой.
– Хорошо сегодня: солнышко светит, ветерок свежий гуляет – живи, не хочу! А я что-то совсем расклеился – смотреть противно. Ну, ничего, и на моей улице праздник бу-дет. Все уладится. – Державин пружинисто встал и, разминая затекшие от долгого сиде-ния ноги, засобирался было в контору. Но не успел он отойти и на шаг от скамейки, а на его место уже тяжело плюхнулся недурно одетый, в состоянии изрядного подпития по-жилой мужчина. Пьяный удовлетворенно крякнул, поудобней уселся и благодушно по-пыхивая папироской негромко запел:

В кабаках – зеленый штоф,
Белые салфетки.
Рай для нищих и шутов,
Мне ж как птице в клетке!..

Покончив с куплетом, мужчина жадно затянулся и исподлобья глянул на стоящего рядом Толю:
– Чего уставился? Не видишь что ли, человек отдыхает. Ты же не мент и не на службе, наверное, а встал над душой, аж в горле запершило, – проворчал незнакомец.
– Да вот заслушался, уж больно песня у тебя хорошая. И смотрю, что сам-то до дому вряд ли докандыбаешь, тебе провожатый нужен.
– Ты за меня не переживай. У меня, паря, стаж будь здоров и опыт немалый. Так что, бывай, – справлюсь.
– Ну, тебе видней: мое дело – предложить, твое – отказаться. Будь здоров, дядя, не кашляй!
– И тебе, племянничек, не хворать! Ступай дорогой, куда шел – скатертью дорога!
– Да э-э-эх раз, да еще раз… скатертью дорога…
Заорал в голос недружелюбный дядька.

Эх, мать честная, решено – гулять, так гулять! Песня – и та в масть легла. Толя мельком взглянул на часы, подсчитывая в уме оставшееся до окончаний рабочего дня время и сходу прорабатывая детали спонтанно созревшего плана:
– Итак! Дабы избежать лишних неприятностей, не мешало бы домой звякнуть, же-ну предупредить. Что ни говори, а ни один год вместе прожили, дитё и хозяйство на-жили. Сбрехать, что решил «пульку» с друзьями расписать. Ну и, разумеется, куда ж без этого, пивка пригубить. Пусть не обижается, не каждый день, муженёк картишками балу-ется и пену с пива сдувает. Да и мне так спокойнее будет. А что приду поздно, дело десятое. Увлекся, мол, время не рассчитал – с кем не бывает. И не забыть бы, нумера заказать, – девчонок вызвонить. После кружки другой, вожжа под хвост попадет. Дело знакомое. А мужички у нас в районе ушлые, глазом моргнуть не успеешь, у разбитого корыта останешься. Хм, засомневался Толя, а почему обязательно в гостиницу, может, лучше в сауну податься? Желание красиво гульнуть так его захватило, что про расшалившееся в последнее время сердчишко, он позабыл напрочь. А сердце действительно пошаливало. По ночам прихватывало, да так, что ни вздохнуть, ни кашлянуть. Будто сжимает его неведомая сила и не отпускает по долгу: до цветных чертей перед глазами, до комариного писка в ушах. С куревом он завязал быстро и в пивнушки дорогу подзабывать начал, разве что изредка «Клинским» побалуется. Свою цистерну он, вероятно, уже выпил. Но то ли день такой задался, то ли попустило немного, а потребность расслабиться все же взяла верх...

Дожидаясь заводского гудка, он без устали бегал по территории, общался с колле-гами, что-то делал и нетерпеливо посматривал на приклеенные к циферблату стрелки ча-сов. Но сколько бы ни тянулась его нескончаемая смена, а пятница все же приказала дол-го жить. Солнце закатилось за горизонт, словно пятак за подкладку – ни достать, ни вы-удить. И вот уже на улице ночь, тьма кромешная – только звездочки в небе мерцают, да в открытые настежь окна залетают едва различимые звуки машин, проезжающих мимо приглянувшейся с давней поры забегаловки. С приходом весны и тепла, он стал довольно часто заглядывать сюда: перевести дух после работы, послушать негромкую музыку, выпить чашечку зеленого чая. В отличие от подобного рода заведений, в этом кафе, сколько он не пытался вспомнить обратное, всегда царила тихая спокойная атмосфера. Публика собиралась не то чтобы очень солидная, но без нынешнего гонора и желания с помпой отметить очередное событие века. Скандалисты здесь не задержива-лись и в завсегдатаях не значились. Но Толю, на правах старого знакомого встречали ра-душно. Шиковать он, конечно, себе не позволял. Но никогда не скупился на чаевые, был общителен и неизменно приветлив с официантами. Вот только сегодня он, кажется, переполошил их не на шутку. Вместо стандартного набора, попросил водки, бутербродов с рыбой и пару пива. Опрокинув же первую рюмку и закурив сигарету, он подозвал одну из девушек, вежливо попросил присесть рядом и непривычно смущаясь, заговорил:
– Светик, солнышко, – сбивчиво и немного заикаясь начал он. – Я, понимаешь ли, наметил одно мероприятие, но слегка закрутился и не успел подготовиться. А сейчас вдруг подумал, может ты чем поможешь?
– А, чего надо-то? Вы мне только намекните, я все организую на высшем уровне. Вы ж такой лапочка – улыбнувшись добавила она.
– Понимаешь ли, милая, душа у меня горит. Просит чего-то, а чего просит – и сам не знаю…
Пряча волнение, он в очередной раз затянулся, закашлялся и одним махом выпа-лил:
– Тут такое дело, красавица: в баньку я надумал сходить. Но одному не с руки вро-де, мне бы с девочкой попариться. Но такой чтоб с опытом была и без тараканов в голове – подсобишь?
– Что ж вы сразу-то ничего не сказали, сидели тут смущались. Неужели никогда не левачили? Хоть бы невзначай намекнули, я бы давно все устроила, а так подождать при-дется. Минут тридцать назад первый клиент объявился. Теперь не меньше часа курить будете. И, кстати, вам блондинку или шатенку заказывать? – профессионально поинтере-совалась девушка.
– Да все равно мне, лишь бы хорошенькая была. А у вас, что и сауну, и русалок, прямо в кафе организовать можно? – удивился он.
– Наивный вы человечище, – засмеялась Света, – за хорошие деньги, в наше время не только русалок, черта лысого заказать можно. Сидите уже – ждите. Время подойдет, позову.

Заветные нумера подготовили через час. Слегка пошатываясь и покусывая фильтр сигареты, заведомо сожалея о задуманном, он плелся за администратором по нехоженым ранее коридорам кафе с «клубничкой». В какой-то момент, вспомнив о незажженной си-гарете, он чиркнул копеечной зажигалкой и понял, что сауна накрылась медным тазом, что он по-прежнему любит свою Нину, а так называемый отдых на стороне ни облегче-ния, ни радости не принесет. От понятого и выпитого его замутило. Захотелось все разом бросить и, ни кому ничего не объясняя отправиться домой. Ему захотелось любви. Но не на час, не за деньги, а любви настоящей, светлой и возможно, чуть-чуть киношной. Люб-ви, что пригрезилась в юности, поманила и бросила на полдороги!..

– Ну, вот мы и пришли. За сауну, рассчитаетесь позже. Через пару часов я подо-шлю кого-нибудь из персонала. За остальное – русалки не в нашей компетенции, – запла-тите молодому человеку. – Низкий, с ноткой сарказма, голос провожатого вывел Держа-вина из состояния транса.
Слегка прищурившись от дыма, он равнодушным взглядом обвел комнату для утех. Поздоровался с долговязым, и отчего-то растерянным парнем. Затем нехотя, без ин-тереса посмотрел на гейш местного разлива. С отвращением от них отвернулся и негром-ко спросил у долговязого:
– Слышь, любезный, сколько я тебе за беспокойство должен? – Пойду я, пожалуй. Уж больно неохота за твоих малолеток срок мотать. – Он достал портмоне, но, так и не дождавшись ответа, вопросительно глянул на собравшуюся по вызову и внезапно оро-бевшую «vip»-компанию. Глянул – и обомлел, а хмель, как рукой сняло! Спрятавшись за спинами подруг, с широко открытыми от неожиданности глазами, на кожаном диванчике сидела размалеванная до неузнаваемости Юлька! Его дорогой и любимый человечек – его дочь! И в ту же секунду он понял, почему перепуганный парнишка вдруг показался знакомым. Да и трудно не понять очевидного. Ведь именно этот интеллигентной наружности молокосос, приходил к его дочери! Но приходил вечерами, по долгу никогда не засиживался и, ссылаясь на неотложные дела, куда-то увозил расфуфыренную, наскоро перекусившую тещиными пирожками Юльку. Возвращалась она уже поздно, после полуночи, явно уставшая, но веселая и довольная…
– Вы что, молодыми не были, на дискотеках никогда не зажигали? – отмахивалась она от излишне навязчивых вопросов матери. И все ей сходило с рук. И жизнь уходила своим чередом: ни шатко, ни валко – согласно придуманного кем-то графика. А сегодня он понял – пусть запоздало и совсем уж некстати, – но понял: в каком мире и чем живет его непутевая дочь, и откуда берутся деньги на пополнение нескончаемого девичьего гардероба. Он слишком многое понял. И вся его жизнь в мгновение ока, оказалась совер-шенно никчемной, второстепенной и глупой. Ноги неожиданно сделались ватными, в груди что-то ухнуло, а перед глазами повисла плотная простыня тумана, на которой за-мелькали черно-белые кадры из виденного однажды кинофильма. Он попытался сосредо-точиться, вникнуть в происходящее – все тщетно. Несмотря на усилия, смысл фильма недосягаем, сюжетная линия кажется неинтересной и скучной. Кадры меняются слишком быстро, так быстро, что и разобрать-то ничего не получается. Но лента замедляет свой бег… и вот уже угадываются очертания домов, силуэты людей… и, по велению притаив-шегося неподалеку режиссера, из-под наскоро сколоченного и неумело разукрашенного навеса ему на встречу выбегает маленькая смешливая девчушка… Худенькими ножками она семенит по детской площадке и с неподдельной радостью, звонко кричит:

– Мамочка, мама, смотри – наш папка пришел!

Девочка собирается броситься ему на шею, но пленка останавливается, рвется, на полот-не появляются круги и разводы… Туман сгущается, и он проваливается, и неудержимо летит в звенящую тишиной бездну… Он уже так далеко, что не слышит ничего кроме затухающей, недопетой песни повстречавшегося у проходной пьянчуги:

Вдоль дороги все не так,
А в конце подавно.
И не церковь, ни кабак, –
Ничего не свято!
Нет, ребята, все не так,
Все не так, ребята.
Я не настаиваю, но рекомендую…
Фильмы Передача Ракурсы Поиск


Видео "Студии РОСТА" - Смотреть..


Subscribe
promo rost_visas february 26, 2013 13:40 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Сыновьям моим, Генрику и Дмитрию, посвящается Торэкс - он дверь! Рекламный слоган завода стальных дверей ТОРЭКС – ОН ДВЕРЬ! Надо же: ОН – ДВЕРЬ! Хотелось бы посмотреть на человека, который придумал такой слоган. У него явно не все в порядке. Он ломает правила. Он из кожи лезет, чтобы его…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments